-12°C
USD 69,33 ₽
Архив новостей

По ту сторону экрана

Они у всех на виду — обаятельные, находчивые, харизматичные. Благодаря им мы узнаём о главных событиях в жизни города и пытаемся разобраться в актуальных вопросах, касающихся каждого из нас. О тонкостях своей профессии и о том, как отмечают новогодние праздники на телевидении, нам рассказали ведущие телеканала «Татарстан-24» Ирина СУБЕЕВА, Дарья ПЕТРОВА и Альбина ПОЛИЩУК.

Ирина СУБЕЕВА

— Многие девочки в детстве хотели быть актрисами, певицами и телеведущими. Кем мечтали стать вы?

— В детстве, безусловно, хотелось ходить с накрашенными губами и сверкать в качестве певицы, а-ля Пугачёва. Как многие девочки, мы с подругой брали «микрофон» и пели. Конечно же, хотелось быть красивой. Чуть позже при­оритеты начали меняться, и в классе седьмом я решила: наверное, интересно было бы стать журналистом. Это одна из немногих профессий, дающая возможность быть всегда в гуще событий. Не думала тогда, что стану телеведущей. Сегодня я в первую очередь журналист. Для меня всё-таки важнее быть исследователем, анализировать происходящее. Крайне интересно смотреть на то, как меняются мир, общество, настроения, тренды, что происходит с экономикой.

— Какими качествами нужно обладать, чтобы стать хорошим телеведущим?

— Главное — реакция! Во время прямого эфира случается всякое, поэтому должен быть быстрый ответ на любую нестандартную ситуацию. Важно держать всё под контролем: начиная с того, чтобы получить ответ на заданный вопрос. Да, случается, что гость уводит разговор в другое русло. Поэтому следишь за беседой, за временем, за динамикой…
Что же касается внешности и дикции — да, это важно. Но, мне кажется, не это главное. Секрет успеха в том, чтобы затронуть такие моменты, которые будут волновать тысячи зрителей. Быть всегда в той теме, которая интересует людей, и рассказывать о том, что им важно услышать. Дать возможность людям изучить тему вместе с ведущим и спикером, чтобы понимать суть происходящих вещей.
Я живу в жёстком графике. Режим сна, питания, спорт — для меня это не сложно. Главное, правильно расставить приоритеты. Всё должно быть в меру.

— Самые главные темы этого года, и какое отражение они на­шли в ваших программах?

— Этот год позволил понять многим, что мы вместе. Главная тема, которая изменила жизнь людей и страны, — это, конечно же, специальная военная операция. Прошедшая мобилизация — это не только про СВО. Это про мобилизацию в политике, экономике, культуре, общественной жизни. В программе «Главные новости» мы вместе с политологами изучаем, как меняется геополитическая ситуация, как Россия противостоит санкциям. 

— Как создаются темы ваших будущих передач?

— Подбираю темы сама, затем обсуждаем с нашими руководителями и коллегами: как их развернуть, что лучше всего в них исследовать, на что делать упор. Пытаемся выбирать только то, что волнует людей: цены, зарплаты, что будет с инфляцией, с рабочими местами, те темы, которыми живёт республика. Например, рост цен на продукты. Когда началась спецоперация, с полок сметалось всё. В наших программах мы показывали склады с продуктами, чтобы зритель понимал: дефицита не будет. Начиная с сентября рассказываем о поддержке семей мобилизованных. Кроме того, людей по-прежнему волнует политика, часто звонят, задают вопросы, мы стараемся не оставлять без ответа ни один звонок.

— Приходилось ли вам работать в новогодние дни?

— Раньше очень любила работать в новогодние праздники, в такие дни в редакции особая атмосфера. Для меня Новый год считался состоявшимся, если я в этот день вела праздничный выпуск. Появляется ощущение причастности к сотням поздравлений, которые в такие дни звучат повсюду. 
А ещё мы стараемся показать блицы людей, которые готовятся к самому волшебному празднику. Показываем, где и как сверкают ёлки, и что можно купить на распродажах. 
Новогодние дни в стенах телевидения особые. Наверное, они для каждого волшебные. Поэтому и выпуски всегда получаются такими же. 

— Какой из гостей новогодних выпусков запомнился вам больше всего?

— Героем одного из предновогодних эфиров стал главный Дед Мороз страны. Было очень тяжело его пригласить, это оказалась нереально занятая персона. Мы проводили долгие многодневные переговоры, постоянно были на связи с продюсерами Деда Мороза, но в итоге, когда вошёл огромный, красивый волшебник со свитой, оказалось, что трудозатраты стоили того. Получился, на мой взгляд, прекрасный эфир с включением детей. Мы любим делать интерактивные программы, вот и в этот раз у маленьких жителей республики появилась возможность высказать свои пожелания Деду Морозу напрямую. Наверное, это и есть настоящее новогоднее чудо, к которому мы оказались причастны…


Дарья ПЕТРОВА

— Как вы пришли в профессию — это был осознанный выбор или случайность?

— С первого класса хотела стать журналистом, работать в высотном здании на Декабристов и писать большие статьи на общественно‑политические темы. Совершенно случайно попала в телекомпанию «Эфир» в программу «Перехват», где проработала 2 года, затем была программа «Город», и потом оказалась здесь.

— Красота, правильная речь и хорошая дикция — достаточно ли этого, чтобы стать хорошим телеведущим?

— На мой взгляд, приятная внешность — это далеко не самое главное, гораздо важнее — харизма. Что касается внутренних качеств, то на первое место поставила бы стрессоустойчивость. Потому что в прямом эфире порой происходят очень разные ситуации. Бывает, в какой-то момент сидишь и не слышишь своего режиссёра, не понимаешь, сколько времени осталось до конца программы, есть ли у тебя звонок от телезрителей. И в этот момент немного паникуешь, чего делать как раз нельзя. Важно прийти в себя, успокоиться, решить эту проблему. Поэтому самое важное для телеведущего — это наличие харизмы, стрессоустойчивость и умение быстро взять себя в руки в экстренный момент.

— Работать в прямом эфире сложно?

— В первое время — да, потом становится гораздо проще вести программу в прямом эфире, чем в записи. Даже если ты плохо себя чувствовал и весь день провёл с носовым платком, то перед прямым эфиром организм активизирует внутренние ресурсы, ты садишься перед камерой, и от недомогания не остаётся и следа. Когда программа идёт в записи, ты знаешь, что есть право на ошибку, расслабляешься, появляется неорганизованность. Прямой эфир дисциплинирует как нас, так и наших гостей. 

— Случались ли какие-то забавные случаи во время прямого эфира? 

— Обычно, когда мы планируем пригласить для участия в программе двух гостей, то всегда пре­дупреждаем их заранее, что будем вести беседу втроём. Однажды совершенно случайно ни одному гостю, ни другому об этом не сказали. Естественно, так вышло, что это оказались два злейших врага, два больших специалиста в своих сферах и, увидев друг друга, они очень рассердились. У меня возникло ощущение, что сейчас они обе встанут и уйдут, а до эфира оставалось пять минут. Ещё до начала передачи они начали всячески иронизировать и саркастировать. Я надеялась, что, когда начнётся эфир, они будут вести себя нормально, как взрослые люди. Но нет, начинается программа, и мои дамы заняли абсолютно диаметральные позиции, хотя на этапе переговоров у них было одинаковое мнение по вопросу. Начались какие-то споры, одна стала поддевать другую, используя запрещённые приёмы с упоминанием внешности оппонента. Как назло, рядом стоял стакан с водой. Я боялась, что мои дамы либо подерутся, либо плеснут друг в друга водой. С ужасом вспоминаю этот эфир, потому что сидела как на пороховой бочке. Никто не подрался, слава богу, и, довольные собой, они удалились.

— Новый год на телевидении — как это происходит?

— Если говорить про новостную службу, здесь не бывает новогодних праздников вовсе. Я долгое время проработала с новостниками, у них второго числа все выходят на работу, и за все новогодние праздники единственный выходной — это 1 января. У нас чуть попроще, мы заранее записываем ряд программ развлекательного характера. Сначала о том, что должно быть на новогоднем столе, потом, уже после наступления Нового года, — как сбросить лишние килограммы. Я никогда не отмечаю этот праздник дома, всегда отправляемся в интересные поездки.

— Какие темы ваших передач были наиболее актуальными в этом году?

— Мне показалось, что больше всего в это непростое время зрителей интересовала экономическая ситуация. Если в прошлом году все мы были внештатными вирусологами, то в этом — каждый сам себе политолог, сам себе экономист. Всех, конечно, волнует, как сохранить свои сбережения, что делать с деньгами в кризис. И, как ни странно, людей интересует финансовый фондовый рынок. Несмотря на то, что это далёкая от нас высокая экономика, тем не менее все понимают — изменения в ней могут каким-то образом потом на всех отразиться. Люди хотят потребить информацию, хотят понять, что происходит в мире.

— Сейчас многие пытаются узнавать новости через соцсети. Как работает телекомпания «Татарстан-24» в этом направлении?

— У нас есть трансляции в социальных сетях, в Телеграм-канале всегда имеется доступная ссылка, в любой момент зритель может подключиться к нашей трансляции. Понятно, что сейчас представители более молодой работающей аудитории практически не сидят непосредственно перед экраном телевизора. Но тем не менее телевизионная информация имеет место быть, и обязательно нужно предоставлять пользователю разные возможности для еë получения. Впоследствии мы выкладываем программы на видеохостинги, и если тема заинтересовала, у зрителей всегда имеется возможность обратиться к архиву.

— Порой люди жалуются, что боятся смотреть новости, потому что в них мало позитива. Однако оставаться в неведении, что происходит в мире, тоже нельзя. Как быть?

— Мы делали очень много программ, как сохранить свои нервы в кризисные непростые времена. Из бесед с нашими гостями — психотерапевтами, психологами, психиатрами — для себя вывела такую формулу: на нас ежедневно идёт огромный поток новостей, в основном это просто общий негативный шум. Надо понимать, что только единичные новости касаются лично нас и наших близких, на поверку окажется, что это 2-3 новости из 100 — крайне мало. Надо не поддаваться общей нер­возности, успокоиться и понять, что тебя вообще мало что волнует из этого потока негатива.

— Как рождаются темы ваших передач?

— Мы с коллегами занимаемся подборкой тем, но их преподносит сама повестка дня. Здесь очень важно сказать, что наша программа «Актуальный разговор» выходит в конце информационного часа, и, как правило, её тематика прямо перекликается с новостной повесткой. Если в новостях в 17:00 сказали, что подорожали, условно, овощи, то уже в 17:30 мы будем беседовать с экспертом или аналитиком о том, почему это произошло, что будет дальше, какие сценарии происходящего ожидаются, как мы можем на это повлиять. Важно, чтобы получился единый информационный час. Мы имеем возможность более плотно и детально рассматривать тот вопрос, который в новостях прошёл буквально минуткой, потому что наша передача — это другой жанр. 

— То есть вам надо успеть оперативно собрать информацию? 

— Зачастую — надо. Но тут тоже имеет место элемент планирования. Ты примерно понимаешь, что сейчас на острие, что волнует людей. Помощь мобилизованным, например. 

— Как вы работаете над собой, чтобы всегда быть в кадре свежей и яркой?

— В плане внешности легко — лицо накрасить, волосы завить и сесть. По большому счёту — много ли для этого надо ума? (Смеётся.) Это не сложно, и не требует много времени. Что касается внутренней интеллектуальной подпитки, надо читать очень много книг. Это вопрос даже не начитанности, просто благодаря чтению мне проще формулировать свою мысль в процессе разговора. Наблюдаю за собой: стоит мне 3 недели не открыть книгу, и язык начинает заплетаться, говорю какими-то междометиями, мысль совершенно не структурирована. Залог моей умственной внутренней подпитки — это именно чтение.


Альбина ПОЛИЩУК

— Вы с детства мечтали связать свою жизнь с телевидением?

— Это — абсолютная случайность. Училась на филфаке в КГУ, в последние годы на заочке, потому что у меня появился ребёнок. Хотелось выйти из декретного, а выходить было некуда. В Лениногорске, где я жила, появилась возможность устроиться на телевидение менеджером по продажам. Понятия не имела, что это такое, но на всякий случай была согласна на всё. Когда пришла, мне предложили попробовать себя в производственном отделе, где создавались телевизионные программы, начиная с прогноза погоды и заканчивая новостями. У меня была смежная специальность — филолог. Языком владею, ударение правильно ставить умею. Мне сказали — годишься. Так я стала телеведущей, и мне понравилось.

— Поняли, что оказались на своём месте?

— Да, мне показалось, что сфера интересная, не было особого деления по тематике. Это мотивирует держать ушки на макушке и во всё всегда вникать. Для общего развития собираю все точки зрения, которые добавят ещё один штришок в мою картину мира. Когда все новые факты укладываются в матрицу уже имеющихся знаний, возникает ощущение, что ты что‑то понимаешь. Хотя, наверное, я слишком самонадеянно об этом заявляю. (Улыбается.)

— Помните тему своего первого эфира?

— У меня была очень лёгкая по нынешним меркам тема — мы рассказывали о том, чем занять ребёнка в неделю осенних каникул, чтобы ему не было скучно, и при этом, чтобы он не сжёг дом и не сидел неделю в телефоне. Говорили об этом с детским психологом, получилась интересная программа.

— Вы ведёте передачи на совершенно разные темы, для этого необходимо иметь широкий кругозор.

— Действительно, я веду новости экономики, ежемесячную передачу «Наши налоги», программу «ЖКС — жилищно-коммунальные советы» — тоже интересная тема, близкая и нужная каждому — и во всё приходится погружаться. Аналитическую передачу «Актуальный разговор» мы ведём по очереди с моей коллегой Дарьей Петровой. Темой программ становится всё, что кажется нам интересным, актуальным и касается каждого из нас. Мы приглашаем экспертов, и они детально обо всём рассказывают. Всегда требую, чтоб наши спикеры дали советы практической направленности. Мне самой интересна почти любая тема. Когда у человека есть семья, кредиты, огород, машина, тогда, наверное, его начинает интересовать всё — от транспортного налога до воспитания детей. Это постоянное любопытство помогает нам в работе.

— Приходится ли как-то ограничивать себя, чтобы всегда быть в форме?

— Много ограничений в плане изменения внешности. Мы не можем резко менять причёску или даже очки. Я знатный очкарик, у меня зрение минус 3 всю жизнь. Но если я выхожу в эфир в линзах, значит, только в линзах — это уже утверждённый образ. Нельзя менять цвет волос. Даже экстремальный загар нельзя, если цвет кожи вдруг стал отличаться на 5 тонов — уже не хорошо. Помнишь об этом всегда.

— Чем отличается работа телеведущих новостной и разговорной аналитической программ?

— Когда ведёшь новостную программу, имеешь заранее ­утверждённую вёрстку, подводки, сюжеты, которые в определённом порядке друг за другом выходят в эфир. В таком случае у тебя нет простора для творчества, импровизации — шаг вправо, шаг влево абсолютно исключён. Но для того, чтобы вести аналитическую передачу, у телеведущего должна быть огромная база: жизненный опыт и знания во многих сферах. Поэтому я не понимаю, когда разговорную программу ведут очень юные ведущие, чисто психологически такому человеку не веришь — она слишком юна, тонка, звонка, чтобы к ней прислушиваться. Мне нравится, когда аналитические и даже новостные программы ведут солидные люди, от 50 и старше. Не стройные, не молодые, совершенно не слащавой внешности, но ты им веришь. Думаю, вопрос доверия рождается из внешности человека, возраста и наличия у него жизненного опыта. Необходимо, чтобы телеведущий рассуждал о своих материях со знанием, а не по бумажке.

— Как заинтересовать современного зрителя и удержать уже имеющуюся аудиторию?

— Спикеры, которых мы приглашаем, должны быть разно­образные, критически мыслящие, интеллектуальные, честные. Такие, которым зритель поверит, чьи слова откликнутся у него внутри. Мне бы хотелось, чтобы на каналах было больше элементов аналитики, честного разъяснения разных причинно-следственных связей, чтобы люди доверяли телевидению. Хочется какого-то ликбеза. Наверное, это не задача СМИ, а задача самого человека — развивайся, интересуйся, как устроена, к примеру, экономика. Это значимая наука, в ней есть свои законы и разные сценарии, в ней всё просчитывается. Было бы хорошо, если бы и наши зрители понимали эти связи.

— Судя по обратной связи, какие темы сейчас получают наибольший отклик у вашей аудитории?

— Замечаю, что в последнее время людям очень интересна медицинская тема, проблемы женского и мужского здоровья. Они активно звонят, откликаются. Из‑за того, что мы постоянно смотрим в телефон, помолодели болезни глаз, возникают проблемы, связанные с фокусировкой взгляда. Человек по природе своей эгоист, ему ближе и понятней то, что касается его кошелька, здоровья, безопасности его семьи. Мне приятно, что в этом году было много звонков. Благодаря этой обратной связи мы понимаем, что нас смотрят, что мы действительно приносим пользу, например, когда объясняем, как взять восьмой кредит и не пожалеть об этом.
Удивлена, что людям стало очень интересно всё, что связано с правовыми вопросами: наследство, брачные контракты, всё, что касается жилья, долей. Они активно голосуют в опросах, и бывает много звонков. Здорово, что люди стали интересоваться, не пускать эти вопросы на самотёк. 
Всегда предупреждаю своих спикеров, что мы будем рассказывать всё максимально просто, доступным языком, чтоб всем было понятно. Ведь по ту сторону экрана сидят не юристы, не медики, не экономисты. Многие спикеры относятся с пониманием, но есть и такие, которые боятся, что эфир с их участием будут смотреть коллеги. Приходится объяснять: наших телезрителей будет гораздо больше, чем их коллег, и поэтому необходимо выражаться проще.

— Подводя итоги прошлого года, вы сказали, что он сделал из всех нас экономистов. А кем сделал нас этот уходящий год?

— Этот год сделал из нас политологов, причём мы все думаем, что очень хорошо разбираемся во внешней политике. Это та сфера, в которую мы никогда в жизни вообще не погружались, а теперь — большие знатоки. Это же всегда так! В 2018 году был Чемпионат мира по футболу — и все сразу стали прекрасно разбираться в футболе. В год экономического кризиса — все были экономистами. Не знаю, радоваться этому или огорчаться…

— Как проходят новогодние дни у вас в телекомпании, есть ли свои традиции?

— Как таковых, традиций нет, они меняются, всё зависит от темы, которую выбирают для новогодних передач, и гостей, которых зовут. У нас есть прекрасный сенсорный интерактивный стол, на который нежелательно ставить тяжёлые предметы и прикасаться грязными руками. Мы часто им пользуемся, выводим на него графику, итоги наших голосований, обратную связь со зрителем. Все­гда предупреждаю своих гостей: «Вы можете поставить на край стола стаканчик воды, только, пожалуйста, не проливайте». Я несу материальную ответственность за него! Во время новогодних передач коллеги на него расстилают скатерть. Однажды они на нём строгали салат оливье. Решили опробовать разные новые интересные рецепты. Ведущих рассадили, они нарезали все ингредиенты, сложили в мисочку, заправили майонезом, помешали — в общем был такой интересный сюжет. Я просто за сердце хваталась! «Хулиганьё!» — думала про моих коллег. Очень интересно, что они устроят в этом году.
Для съёмки одной из праздничных программ позвали Винеру Ганееву, и она рассказывала, как готовит новогоднего гуся. Часто в этих выпусках освещается гастрономическая тема. Нет правила, что в новогодних передачах у нас должны быть лишь сухие итоги года. Обычно всё бывает очень весело! 
Для участия в программе «Актуальный разговор» в Новый год мы обычно зовём астрологов, нумерологов, тарологов и пытаемся гадать на будущее. Естественно, гости приходят на программу позитивно настроенные, обещают разные блага. Кстати говоря, мы ни разу не пробовали посмотреть, сбылись ли их предсказания. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: