-12°C
USD 69,33 ₽
Архив новостей

Художник широкого профиля

Главный художник Театра кукол «Экият» и большой друг нашего журнала Сергей РЯБИНИН (по-
дробно о нём мы рассказывали в № 3, 2021) с прошлого года преподаёт в Казанском театральном училище — учит премудростям мастерства юных бутафоров.

— Сергей, как тебя занесло в Театральное училище?

— Год назад перед отпуском мне позвонила директор Театрального училища Руфина Ринатовна Тазетдинова, спрашивает: «Сергей Николаевич, нет ли у вас бутафоров, которые могли бы преподавать?» Свободных бутафоров не было, а я эту профессию знаю — в итоге согласился сам! А ведь я преподаванием никогда не занимался, лет в восемьдесят, наверное, собрался бы, но что-то меня дёрнуло… Там ведь такая ситуация сложилась: преподаватель курса ушла в творческий отпуск, некому было выводить ребят на диплом. Так что у нас состоялось взаимоинтересное знакомство и сотрудничество. Я подхватил курс, и в итоге они прекрасно защитились. Работали электроинструментами, вырезали, выпиливали, только пайкой не занимались...

— Что из себя представляли их дипломы?

— Самой заметной, пожалуй, была работа по японскому аниме: девочка делала большую фигуру дракона и его дом. Скажу так — кто хотел сделать диплом, тот его сделал, а кто был пожизненным прогульщиком и пришёл в последний день — у того поезд успел уйти. Два человека с курса получили тройки, остальные — пятёрки и четвёрки. 

— Куда эти ребята идут дальше?

— Одни — в театры, другие — куда-то ещё. К сожалению, не во всех театрах для них находятся свободные ставки, вот и приходится крутиться. Одна девочка устроилась в свадебную контору, делает реквизит, хорошо себя обес-
печивает. Кто-то хочет отдохнуть год, прийти в себя после защиты диплома. Кое-кого рад был бы взять к себе, но пока не могу, у нас полный штат. 

— Получается, студенты учатся, но такой потребности в готовых специалистах нет?

— Потребность есть. Во многом — в организациях частного порядка, которые устраивают различные костюмированные шоу с реквизитом. Плюс популярные сегодня квесты, выставки, оружие для ролевиков — всё это пользуется спросом. Выпускники рады работе в таких организациях. В театр хочется не всем. Единственная моя студентка, мечтавшая о работе именно в театре, — внучка знаменитых художников-кукольников Губских — Аня Губская. Но тут уже идёт речь о настоящей династии. 
Вообще, театр требует служения, требует крови, требует вложений — как душевных, так и физических, он никогда не простит тебе собственного я, если оно не подкреплено нужными знаниями и навыками. Ты никогда не выступишь в качестве грамотной творческой единицы, если не вышколен в театральном режиме. Всё должно быть чётко: ты приходишь на работу к девяти, уходишь в шесть, — не к десяти, не к одиннадцати и не к часу! «Проспал» — не пройдёт, у театра есть свой режим, и тех, кто искренне приходит служить, театр втягивает в себя и потом не отпускает.

— В этом году ты набрал новый курс. Что это за студенты?

— Хорошие, крепкие. Восемь из девяти — девчонки. Все ребята очень толковые, я посмотрел на них — крепкий рисунок, крепкая живопись, крепкая лепка. Смотрю и радуюсь. Базовая школа у них хорошая, я же даю им театральные задания, и им это нравится, они радостно начинают всасывать эту технологию — и это приятно. Сейчас мы с ними делаем папье-маше, им очень понравилась кукольная история. Рад, что они проявляют к этому интерес, я их буду учить делать куклы разных систем — марионеток в том числе. 
Пока идёт ремонт в Учебном театре, дети по субботам приходят прямо ко мне, в «Экият». Пара заканчивается, а они не уходят, сидят, делают свою работу до конца, и мне это нравится, они готовы до вечера сидеть… Их затягивает театральная атмосфера.

— Сам испытываешь удовлетворение от процесса преподавания?

— Сейчас — да. Вот если бы я с ними занимался, а они не ходили бы на занятия, воротили нос, то у меня не было бы энтузиазма. А им нравится, они хотят учиться, многим интересуются, идёт душевный обмен. Это придаёт мне силы. 

— Какая твоя цель как педагога?

— Выпустить хороших художников-бутафоров. Вообще, есть художники-живописцы, графики, иллюстраторы, я бы выдумал новый жанр, который шире, чем просто прикладник или кукольник. Я готовлю специалистов широкого профиля, которые умеют имитировать любую предметную среду, в том числе и кукол. Это великое мастерство, даже дизайном это не назовёшь! Нужно уметь и живописью заниматься, и рисовать, и лепить, и всё это входит в одну профессию! Мой друг, Олег Головко (раньше он работал в Новосибирском «Красном факеле», хороший художник, «Маски» получал два раза), рассказывал, как он приходил в театр к знакомому бутафору и говорил — слушай, мне нужна шпага конца XVIII века. Тот отвечал — всё понял, приходи через неделю! И через неделю он получал точную копию искомой шпаги. Это большое мастерство — уметь сделать вещь руками, про таких людей говорят — золотые руки, это здорово, это очень ценно. Сижу вот сейчас, болтаю, а они там сидят и работают. Занимаются Делом.  

Фото Гульнары Сагиевой

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: